Архив метки: интервью

Несколько интервью с Геннадием Проваторовым

Геннадий Проваторов3 мая музыкальный мир понес невосполнимую утрату. Умер Геннадий Пантелеймонович Проваторов. Народный артист России, заслуженный артист Беларуси, профессор.  В памяти остались несколько десятков потрясших до глубины души концертов, посещённых во времена обучения в  Минском музыкальном училище, а также несколько непродолжительных встреч с маэстро.

Непревзойденными остались его интерпретации симфоний П. Чайковского, Дм. Шостаковича, С. Прокофьева — интерпретации, наполненные музыкальным интелеллектом, глубиной дыхания, присущей московской дирижерской школе (Геннадий Пантелеймонович окончил два факультета МГК: дирижерский — в классе А. В. Гаука, и фортепианный — в классе А. Б. Гольденвейзера).

На концертах сразу поражала колоссальная энергетика дирижера, его дирижерская воля подчиняла себе не только оркестр, но и каждого слушателя в зале.  Кульминации выстраивались в архитектонический ансамбль, поражая своей выверенностью, точностью.

Читать далее Несколько интервью с Геннадием Проваторовым

Послужной список: Дирижер

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый день, в Москве 16:04, у нас премьера, потому что программа “Послужной список” переехала со вторника на субботу, и сегодня вас приветствуют постоянные ведущие этой программы Ольга Журавлева и Яна Маргасова.

Я.МАРГАСОВА: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Яна Маргасова представляет газету “Труд”, это совместный проект с газетой “Труд”, и собственно о труде мы и говорим. В том числе, о нелегком труде нашего сегодняшнего героя. Наш сегодняшний герой, как и было сказано в анонсе, дирижер и педагог Максим Сафонов. Добрый день, Максим.

М.САФОНОВ: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: О нелегком труде дирижера мы говорим, потому что так случилось. Мы перебираем разные профессии, и ваша профессия на букву Д просто следующая по алфавиту. Не то что мы здесь говорим именно о музыкантах, мы говорим просто о людях, которые просто работают. Но когда говоришь о дирижере, большинство людей это как себе представляют: какая это работа? Вообще это несерьезно. Это разве профессия – стоять, махать там? Какой-то комический оттенок это приобретает. Мы хотим разобраться, как на самом деле это происходит. Для чего, например, так долго учиться для такой пустяковой работы? И главное, откуда берется такое количество дирижеров, невероятное? Куда не ткни, еще и великих из них несколько десятков, если не сотен. И главное, зачем они нужны все разные? Может быть, ноты одинаковые, все темпы прописаны, все темпы расставлены, оркестра можно два использовать: один по – выходным, другой – по праздникам. В чем разница между дирижерами? Мы так с Яной немножко покопались, все-таки их самая большая разница – это интерпретация. Потому что все-таки дирижер – это тот же музыкант. Как пианист может по-другому сыграть, так и дирижер может по-другому продирижировать. Читать далее Послужной список: Дирижер

Михаил Финберг: Художник должен оставить в искусстве маленькое пятнышко, чтобы о нем помнили

Михаил ФинбергИмя Михаила Финберга стало визитной карточкой музыкальной Беларуси. Его оркестр гастролирует по всему миру, ведет постоянную работу по популяризации белорусской эстрадной музыки. О том, как стать настоящим мастером своего дела, ведущий дирижер рассказал ET CETERA и порталу TUT.BY в рамках авторской программы Алексея Вайткуна «Личное дело».


– Как бы вы сами определили свои отношения с музыкой?

– Музыка – это очень ласковый, очень точный и нежный вид искусства, к которому нужно относиться бережно, с уважением, почтением и быть высоким профессионалом. Невозможно быть профессионалом без высокой квалификации в плане своего образования и опыта, который обогащен большим комплексом знаний. Когда ко всему этому добавляется любовь к стране, в которой ты живешь, к своему государству, к своему народу, это и формирует отношение к искусству. Читать далее Михаил Финберг: Художник должен оставить в искусстве маленькое пятнышко, чтобы о нем помнили

Валерий Гергиев вышел на мировой рынок с уникальной продукцией лейбла «Мариинский»

Только что Мариинский театр объявил беспрецедентную для России акцию — электронную подписку на собственную аудиопродукцию. Давно работающий в режиме гигантской корпорации, безостановочно производящей спектакли, концерты, фестивали, гастрольные проекты, новых певцов, Мариинский театр даже в год финансового кризиса удивил многих, создав собственную звукозаписывающую компанию — лейбл «Мариинский». О том, как работает сегодня крупнейшая театральная корпорация страны, о творческой стратегии Мариинки и строительных перипетиях Мариинки-2, о парадоксах финансирования ведущего театра страны и шел разговор с художественным руководителем и главным дирижером театра Валерием Гергиевым.

С «Носом» не останемся

Российская газета: Главным успехом Мариинки за прошедший год стал рекорд, поставленный дебютными записями нового лейбла «Мариинский», выдвинутыми на «Грэмми» сразу в пяти номинациях. Такое случилось впервые в истории «Грэмми». Как вы сами оцениваете этот факт?

Валерий Гергиев: Больше всего меня поразило то, что заинтересовала запись оперы, почти неизвестной в мире, — «Нос» Шостаковича. Если говорить прямо, то хотя мы и гордимся тем, что Стравинский, Прокофьев, Шостакович — наши великие композиторы, но все мы должны еще пахать и пахать, чтобы сделать их музыку достоянием миллионов людей. Конечно, рывок российского лейбла «Мариинский» важен, потому что эти записи доказали свое соответствие мировым стандартам. В последние десятилетия в России совершенно не получалось то, что запросто делали немцы, американцы, англичане в сфере трансляции, записи музыки и продвижения этой продукции на рынке. Читать далее Валерий Гергиев вышел на мировой рынок с уникальной продукцией лейбла «Мариинский»

Дирижер Александр Ведерников: «Большой театр сегодня – не творческая организация»

 

Александр Ведерников
Александр Ведерников

Большой театр России потрясла громкая отставка. Пост музыкального руководителя — главного дирижера покинул Александр Ведерников, занимавший эту должность с июня 2001-го по июль 2009 года, что является рекордом долгожительства в новейшей истории Большого.

Своим уходом дирижер усилил ощущение неблагополучия вокруг первого театра страны. С безработным теперь в России Александром Ведерниковым встретилась обозреватель «Известий».

 

 «Меньше всего хочу бросить камень в Темирканова»

вопрос: Вы помните, ради чего приходили в Большой театр восемь лет назад?

ответ: Разные были побуждения. Но мысль, что от такой должности не отказываются, была последней.

в: Лукавите…

о: Ничего подобного. Почему я должен был обязательно испытывать восторг? Когда приходишь в театр, в котором практически ничего не работает как должно, зачем раздувать щеки и взывать к исторической памяти? Ну, например, был Рахманинов в Большом театре. Два года выдержал и ушел. Я не измеряю свою жизнь этапами карьерного роста. Читать далее Дирижер Александр Ведерников: «Большой театр сегодня – не творческая организация»